Irina (irinadob550) wrote,
Irina
irinadob550

Вознесенский, Челси, апельсины

Не новое, но лучше я не напишу. А повторяю запись, потому что сегодня - день рождения Андрея Вознесенского.

"Нью-йоркский отель "Челси" - антибуржуазный, наверное, самый несуразный отель в мире. Он похож на огромный вокзал десятых годов, с чугунными решетками галерей, даже, кажется, угольной гарью попахивает. Впрочем, может, это тянет сладковатым запретным дымком из комнат.


Здесь умер от белой горячки Дилан Томас. Лидер рок-группы "Секс пистолс" здесь или зарезал, или был зарезан своей любовницей. Здесь вечно ломаются лифты, здесь мало челяди и бытовых удобств, но именно за это здесь платят деньги. Это стиль жизни целого общественного слоя людей, озабоченных социальным переустройством мира, носящих полувоенные сумки через плечо и швейцарские офицерские крестовые красные перочинные ножи...


В лифте поднимаются к себе режиссеры подпольного кино, звезды протеста, бритый под ноль бакунинец в мотоциклетной куртке, мулатки в брюках из золотого позумента и пиджаках, надетых на голое тело. На их пальцах зажигаются изумруды, будто незанятые такси. Обитатели отеля помнили мою историю...


Для них это была история поэта, его мгновенной славы. Он приехал из медвежьей снежной страны, разоренной войной и строительством социализма. Сюда приехал он на выступления. Известный драматург, уехав на месяц, поселил его в своем трехкомнатном номере в "Челси".
Началась мода на него. Международный город закатывал ему приемы, первая дама страны приглашала на чай, посещала его концерты. Звезда андеграунда, режиссер Ширли Кларк, затеяла документальный фильм о его жизни. У него кружилась голова. Эта европейка была одним из доказательств его головокружения.


Это был небесный роман... Ей шел оранжевый. Он звал ее подпольной кличкой Апельсин. Для его суровой снежной страны апельсины были ввозной диковиной. Кроме того, в апельсинном горьком запахе ему чудилась какая-то катастрофа, срыв в ее жизни, о котором она не говорила и от которого забывалась с ним.


В отеле его ждала телеграмма: "Прилетаю ночью тчк апельсин". У него бешено заколотилось сердце. Он лег на диван, дремал. Потом пошел во фруктовую лавку, которых много вокруг "Челси". Там при вас выжимали соки из моркови, репы, апельсинов, манго — новая блажь большого города. Буйвологлазый бармен прессовал апельсины.
-- Мне надо с собой апельсинов.
-- Сколько? -- презрительно промычал буйвол.
-- Четыре тыщи.
На Западе продающие ничему не удивляются. В лавке оказалось полторы тысячи. Он зашел еще в две.


Она приехала в десять вечера. С мокрой от дождя головой, в черном клеенчатом проливном плаще.
Она с размаху отворила дверь в комнату. Она споткнулась. Она остолбенела. Пол пылал. Темная пустынная комната была снизу озарена сплошным раскаленным булыжником пола. Пол горел у нее под ногами. Она решила, что рехнулась. Она поплыла.Четыре тысячи апельсинов были плотно уложены один к одному, как огненная мостовая. Из некоторых вырывались язычки пламени. В центре подпрыгивал одинокий стул, будто ему поджаривали зад и жгли ноги. Потолок плыл алыми кругами. С перехваченным дыханием он глядел из-за ее плеча. Он сам не ожидал такого. Он и сам словно забыл, как четыре часа на карачках укладывал эти чертовы скользкие апельсины, как через каждые двадцать укладывал шаровую свечку из оранжевого воска, как на одной ноге, теряя равновесие, длинной лучиной, чтобы не раздавить их, зажигал свечи. Пламя озаряло пупырчатые верхушки, будто они и вправду раскалились. А может, это уже горели апельсины? И все они оранжево орали о тебе. Они плясали в твоем обалденном черном проливном плаще, пощечинами горели на щеках, отражались в слезах ужаса и раскаянья, в твоей пошатнувшейся жизни. Ты горишь с головы до ног.


Мы горим, милая, мы горим! У тебя в жизни не было и не будет такого. Через пять, десять, через пятнадцать лет ты так же зажмуришь глаза, и под тобой поплывет пылающий твой единственный неугасимый пол. Когда ты побежишь в другую ванную, он будет жечь тебе босые ступни. Мы горим, милая, мы горим. Мы дорвались до священного пламени...
Через пару дней невозмутимые рабочие перестилали войлок пола, похожий на абстрактный шедевр Поллока и Кандинского, беспечные обитатели "Челси" уплетали оставшиеся апельсины, а Ширли Кларк крутила камеру и сообщала с уважением к обычаям других народов: "Русский дизайн."


Это отрывки из "Апельсины, апельсины" Андрея Вознесенского, я эту вещь очень давно наизусть знаю. И отель этот искала еще в первый приезд в Америку. А еще ходила, ходила пешком, накручивая километры по этому Челси - моему самому любимому месту в Нью-Йорке, любимому с тех времен, когда в юности зачитывалась Вознесенским. Сколько мне было? 18, 20 лет? Думала ли я, что когда-нибудь буду ходить по этим улицам?


Придумал Вознесенский эту любовь, или нет, но эти апельсины возникали у него в стихах время от времени: "Невыносимо горят на синем твои прощальные апельсины".


Помню, гуляя здесь, я на спор прочла наизусть этот рассказ про апельсины, ни строчки не забыла. Спорили ни на что, просто так, на "помнишь-не помнишь".


Открытый в 1884-м году, отель находится между 7-й и 8-й авеню. В нем жил Артур Миллер после развода с Мерилин Монро, Аллен Гинсберг постоянно напивался в отельном баре, Энди Уорхол снимал здесь "Chelsea Girls"... Это все в прошлом, да и сам отель на реставрации уже очень давно. Но что-то все-таки осталось в атмосфере окрестных улиц, какая-то магия места и людей, что ли?

И само Челси - уникальное место. Все, что есть нестандартного и удивительного в Нью-Йорке, находится здесь. Самые интересные картинные галереи - их в Челси более шестисот, люди, театры, магазины... Поэтому я и прихожу сюда каждый раз, когда бываю в Нью-Йорке.

 А пока все, до встречи. И Челси закрыл за мной дверь.


Две первые фотографии взяты отсюда, а остальные я сама в Челси нащелкала.
Subscribe
promo irinadob550 december 24, 2015 19:59 1599
Buy for 20 tokens
Всем - привет! Меня зовут Ирина, я живу в Голландии и пишу о путешествиях. Начинаю мой первый френдмарафон и с любопытством жду, что из этого получится. Жду вас, друзья!
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →