Irina (irinadob550) wrote,
Irina
irinadob550

Портрет немки за границей

Эти немчики такие милые - куда ни приедут, всюду по-своему лопочут и даже не заморачиваются вопросом, понимают их или нет. Правда, у меня складывается такое впечатление, что понимания они и не ждут. Потому что когда вдруг оказывается, что собеседник владеет их языком, они радуются неимоверно. Тогда только держись! Если у вас нет времени, объясняйте поскорей и убегайте по-хорошему, пожелав удачи. Ну, а если вы никуда не спешите, то получайте удовольствие от долгой и порой непредсказуемой беседы.
Старенькие немцы особенно словоохотливы. Они очень часто приезжают к нам в Роттердам на речных круизных судах и стайками или поодиночке бродят по городу. Средний возраст таких туристов - 80 плюс, они уже устали отжигать в Турции и лазить по горам в Австрии, то немногое, что им осталось из отпускных удовольствий - это плавать потихоньку по речкам и каналам Европы. Качки нет и компания подходящая.
Причаливают такие кораблики прямо к центральной набережной, где я каждый день гуляю с Машей - это мой мопс.

20170221_152635.jpg

Вот буквально на прошлой неделе, возвращаюсь я с прогулки, а от кораблика туристка отходит и прямиком ко мне направляется. Удивительно, но заговорила она не по-немецки, а жестами, подкрепляя их единственным, вероятно, словом, которое она знала по-английски: “Сити?” И артритным пальцем в сторону центра тычет. Центр, в смысле, там? Пальцы у нее наманикюренные, ногти выкрашены старомодным розовым лаком. “Там,” - отвечаю я сразу по-немецки. Мне ж понятно, кто она, я их столько на отдыхе перевидала! На их отдыхе, я имею ввиду. И объясняю, как ей лучше до центра добраться: на ближайшем светофоре - налево, через два канала - направо.
Бабуля рассыпалась в благодарностях и пошла. А нам с ней, в общем-то, по пути, и идем мы с почти одинаковой скоростью. Потому что она - старенькая, а я - с мопсом.
У светофора, пока ждем зеленого, я на всякий случай еще раз объясняю ей дорогу, вдруг она уже забыла? И в то время как мы дорогу переходим, мы успели разговориться, и расстояние до дома в пятьсот метров растянулось на полчаса.
Время от времени старушка хищно прицеливалась в проезжающего мимо велосипедиста или в стоящую на приколе жилую баржу фотоаппаратом и спрашивала меня: “А это что? А это?” Я терпеливо рассказывала и с интересом разглядывала свою попутчицу.



Высокая, красавицей никогда не была, но что-то есть. Нос в молодости был, конечно, поменьше, но не настолько, чтобы в глаза не бросался. Хотя, как известно, нос - одна из частей тела, никогда не перестающих расти. Очень солидный он у нее был, в общем. Трясущаяся рука крепко сжимала фотоаппарат. Дрожала, причем, только правая рука, а левая - нет. Значит, не паркинсон, инсультик где-то проскочил.
Одета была как большинство пожилых немок - светлая блузка с кружевным воротником под горло, даже что-то вроде жабо болталось. Эта деталь делала коралловые бусы не совсем уместными. Брюки темные, свободные, чуть зауженные к низу. Удобные ботинки, нечто среднее между спортивными и ортопедическими. У нас так фрау Мюллер, учительница немецкого на курсах, выглядела. Даже бусы такие же и прическа перманент.
Еле идет, но подбородок вверх вздернут, и спина прямая, как палка.
Немка, как интерес к себе почувствовала, так ее не остановить было. Рассказала, что в круиз они с мужем на золотую свадьбу поплыли. только ему ходить уже трудно, он все больше на корабле на стоянках остается.

DSC_2341.JPG

Думаю, бабке точно за восемьдесят, что же она, уже после тридцати замуж выходила? Она как будто угадала мой молчаливый вопрос и добавила к сказанному, что это - уже третий брак. Первый просто так распался, а во втором детей не было. Дочь она уже почти в сорок рожала, для того времени - очень поздно. Значит, не так проста была старушка, если в послевоенное безмужичье три раза замуж умудрилась сходить.
Тут последовал подробный рассказ про дочь. И какая она умница, и что в Лондоне училась, и где только ни работала, пока замуж не вышла… Что сейчас она живет в Кельне поблизости от родителей, ей - 39, и вроде как начала задумываться о ребенке.
Болтает бабушка, но мне пока вопросов личного характера не задает, все больше достопримечательностями Роттердама интересуется. Я отвечаю и советую, что еще поблизости посмотреть можно: Дельф, там, Киндердайк… А она склоняется ко мне и говорит доверительно: “Милочка, я все это знаю, мой папа здесь во время войны в штабе служил, мы с мамой часто к нему приезжали.” Ну, понятно, город тогда несколько по-другому выглядел.
И тут, наконец, старушка интересуется, кто я и откуда. “Русская я”, - говорю. Короткая немая сцена. Мне было интересно, а немке - неудобно.
Потом разговор побежал, как ни в чем не бывало, но дальнейшее содержание его уже не важно, кульминационный момент произошел.

Бабуля - прелесть, вы сделали мне день!

Эта запись сделана для отборочного тура проекта "Жизнь", номинация - "Портрет случайного знакомого"

Tags: жизнь, портретзнакомого
Subscribe

Posts from This Journal “портретзнакомого” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments